именабиблиофоторазноефорумссылкио чём?
Капелланин / Разное / Чудо святой Елизаветы

Чудо святой Елизаветы
Премьера оратории Листа в филармонии


Святая Елизавета с розами

«Аrs longa, vita brevis» — гласит один из латин­ских афоризмов, означающий: «Искусство дол­говечно, жизнь коротка». Жизнь Ференца Ли­ста длилась семьдесят пять лет, а его искусство живо и поныне. Три крупнейшие организации — Большой зал Санкт-Петербургской академи­ческой филармонии им. Д. Д. Шостаковича, Го­сударственное концертно-филармоническое учреждение «Петербург-концерт», Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга — объединили свои усилия, чтобы достойно от­метить 200-летие со дня рождения великого венгерского композитора.

В пятницу 11 ноября впервые в Филармонии прозвучало монументальное духовное сочи­нение Листа — оратория для солистов, хора и оркестра «Легенда о святой Елизавете» на сти­хи Отто Рокетта. Она была написана под силь­нейшим впечатлением, которое произвели на композитора 6 фресок немецкого художника-романтика Морица фон Швинда, посвященные жизни Святой Елизаветы — небесной покрови­тельницы Венгрии и Тюрингии.

После премьеры «Елизаветы» в Пеште в авгу­сте 1865 года композитор писал: «К 500 исполни­телям оратории присоединились и 2 тысячи слу­шателей, которые с таким вниманием и с таким сочувствием следили за концертом, что, мож­но сказать, сами стали его участниками... Все 500 человек, составлявшие хор и оркестр, испол­няли это произведение с каким-то страстным благоговением, а иногда даже с фантастическим восторгом». Заметим, что премьера давалась в венгерском переводе, что в немалой степени спо­собствовало своеобразному единению исполни­телей и слушателей, о котором с такой радостью сообщал дирижировавший ораторией Лист. По­следовавшие затем не менее успешные исполнения в Мюнхене под управлением Ганса фон Бюлова, в Праге под управлением Бедржиха Сме­таны и, наконец, в исторической обстановке в Вартбурге проходили, естественно, с оригиналь­ным немецком текстом Рокетта...

Конечно, состав участников петербургской пре­мьеры выглядел несколько скромнее, но, тем не менее, для нашего времени он был достаточно впечатляющ. На сцену белоколонного зала выш­ли 3 коллектива: Государственный симфониче­ский оркестр Санкт-Петербурга и Петербургский камерный хор (художественный руководитель — Н. Корнев), хор студентов Санкт-Петербургской консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова (ху­дожественный руководитель — В. Успенский). Четвертый коллектив — хор мальчиков Хорового училища им. М. И. Глинки (художественный руко­водитель — В. Грачёв) — расположился на хорах.

Самых теплых слов заслуживает большая ра­бота, проведенная автором идеи проекта, про­граммным директором Ланой Клевцовой. Во вступительном слове доктор искусствоведе­ния И. Федосеев напомнил аудитории, что имен­но в зале Дворянского собрания проходили ове­янные легендами выступления Листа в присут­ствии элиты Петербурга во главе с императо­ром Николаем I, рассказал о попытках исполне­ния оратории капеллой графа А. Д. Шереметева и экспериментах 30-х годов прошлого века, пред­принятых знаменитыми хормейстерами М. Кли­мовым и Е. Кудрявцевой.

Безусловно, высокой оценки заслуживает вы­ступление ансамбля солистов. В трогательной сцене прибытия Елизаветы в Вартбург крошеч­ные партии маленьких жениха и невесты оча­ровательно прозвучали в исполнении совсем юных Димы Дёмина (Людвиг) и Вики Сыкаловой (Елизавета); столь же лестные слова можно адресовать и стройно звучавшему хору мальчи­ков. Юрий Мончак был убедителен в роли бла­городного князя Тюрингии Германа, а в финале оратории он же не менее успешно выступил и в басовой партии императора Фридриха II. Также в двух партиях был занят Михаил Александров, первый раз представший в образе Венгерского магната, сопровождавшего девочку Елизавету в Вартбург, а во второй — в трагической сцене Кня­жеского сенешаля с неистово-мстительной кня­гиней Софией. Исполнительница этой партии, заслуженная артистка России Наталья Бирюко­ва очень напоминала вагнеровскую Ортруду из «Лоэнгрина». Оба исполнителя ярко проявили себя в драматичном, по-оперному динамичном диалоге.

Украшением концерта стали лирико-драматические сцены оратории с участием Бо­риса Пинхасовича (Людвиг) и Олеси Петровой (Елизавета). Их вокальная пластика и мягкий артистизм также создавали почти полную ил­люзию оперного спектакля. Никого не остави­ли равнодушными эпизод «чуда роз» из № 2 с великолепно-живописным оркестром, сцена рокового отъезда Людвига-крестоносца (№ 3), сцена нравственного поединка Елизаветы с веро­ломной свекровью и, наконец, сцена печальной кончины венгерской королевны, о которой с та­ким восхищением отзывался в свое время П. И. Чайковский. Солисты, хор и оркестр достаточно органично взаимодействовали друг с другом, в чем несомненная заслуга музыкального руково­дителя ораториального вечера Николая Корнева. Неизбежные, по-видимому, купюры (продолжи­тельность звучания оратории в полном объеме составляет свыше двух с половиной часов!) были весьма тактичны и не привели к искажению ав­торской концепции целого. Правда, дефицит репетиционного времени и трудности органи­зационного порядка все же сказались: известная осторожность в выборе темпов не могла содей­ствовать преодолению статики, изначально при­сущей произведениям ораториального жанра.

Однако долгая финальная овация была знаком искренней благодарности аудитории, получив­шей возможность познакомиться с доселе неиз­вестным листовским шедевром. Плодотворность состоявшегося творческого содружества, несо­мненно, перспективна и многообещающа. Будем с нетерпением ждать не менее ярких начинаний!

Александра СТРИЖКОВА

Перепечатано с: Стрижкова Александра. Чудо святой Елизаветы. Премьера оратории Листа в филармонии // Санкт-Петербургский музыкальный вестник.— 2011, Декабрь, № 10 (84). [287]

Вы вошли как анонимный посетитель. Назваться
1003
Предложения спонсоров «Капелланина»: оформление свадьбы цветами flori.in.ua/ вальс цветов
debug info error log