именабиблиофоторазноефорумссылкио чём?
Капелланин / Разное / Штрихи к портретам Разумовского и Полторацкого

Штрихи к портретам Разумовского и Полторацкого
(Из истории Придворной певческой капеллы)

Имена Алексея Григорьевича Разумовского и Марка Фёдоровича Полторацкого принадлежат к числу знаковых фигур Императорской певческой капеллы. Написано о них немало, однако время от времени появляется возможность добавить новые штрихи к портретам, особенно в связи с обнаружением материалов, не вошедших в музыковедческий обиход.

К числу таковых с полным основанием можно отнести записки Георга фон Гельбига, секретаря саксонского посольства во времена Екатерины II. Изданные под заглавием Русские избранники в полном переводе В. А. Бильбасова лишь единожды, в 1900 г. в Берлине, они, к сожалению, оказались малоизвестными и не учитывались в историческом музыковедении. Не способствовала доверию к источнику и атмосфера скандальности, связанная не только с этим язвительным сочинением, наполненным самыми пикантными подробностями, но и с личностью автора, которого императрица считала своим «личным врагом», регулярно обращаясь к саксонским властям с требованием отозвать из Петербурга их остроумного и злоязычного сотрудника. Лишь несколько лет назад книга была переиздана и стала вполне доступной.

В записках фон Гельбига содержатся биографии 110 человек — только успешных и процветавших отечественных государственных деятелей, которых он поименовал «избранниками», баловнями судьбы. В основном это обыкновенные временщики и фавориты — Шувалов, Бирон, Орлов, Потёмкин, Ланской и др. Вместе с тем, приводятся имена фаворитов иного рода — людей, достигших карьерных вершин исключительно в силу личных качеств, дарований, таланта и труда. Равно и интересующие нас личности, граф Алексей Разумовский и Марк Полторацкий, относятся к различным категориям фаворитов. Первый — морганатический супруг императрицы Елизаветы Петровны, второй же — крупный администратор и музыкант, человек известный и уважаемый, в немалых чинах, коими отметила Екатерина II его заслуги пред отечеством.

Различна их посмертная слава. Имя графа Разумовского прочно вошло в основные разделы русской истории и в числе немногих других увековечено на фризе концертного зала Капеллы. Полторацкий такой чести удостоен не был. Известность его оказалась скромнее, что, однако, не умаляет его значение в истории русской музыкальной культуры.

При всём однако, оба они теснейшим образом связаны с Императорской капеллой и имена их заслуживают самого пристального внимания. И поэтому будет не лишним обратить внимание на две эти краткие биографии.

 

М. В. Вознесенский

ПОЛТОРАЦКИЙ

«Полторацкий был сын украинского крестьянина. Благодаря своему прекрасному голосу он попал в Императорскую капеллу. Здесь он отыскал тайные ходы, чтобы выскочить в люди. Елизавета подарила ему значительные имения.

Он умер в 1795 году.

Полторацкий был директором Императорской капеллы и действительным статским советником с титулом превосходительства».

 

(Примеч. В. А. Бильбасова: «Марк Фёдорович Полторацкий (1729–1795) был сын соборного протоиерея в Соснице, Черниговской губернии. Его сын, Дмитрий Фёдорович, получил знаменитую библиотеку купца Хлебникова; его внук, Сергей Дмитриевич (1803–1884), был известный библиофил»).

 

Чин «действительного статского советника» относился к категории высших государственных чинов (4-му классу) и приравнивался к армейскому «генерал-майор» или придворному «камергер». Чин был присвоен Полторацкому в 1791 году, чему фон Гельбиг был очевидцем — именно в это время он находился в России (с 1787 по 1796 гг.).

РАЗУМОВСКИЙ

«Алексей Разумовский был сын украинского крестьянина. Из-за своего прекрасного голоса он был принят певчим в церковь какого-то маленького городка. Полковник Вишневский взял его оттуда к себе в услужение. Он рекомендовал его потом обер-гофмаршалу графу Левенвольде, который дал ему место в хоре императорских певчих. Здесь увидала его царевна Елизавета и была поражена его красивым лицом. Хотя в это время её избранником был Шубин, которого она боялась, тем не менее Елизавета засматривалась уже на расцветавшего Разумовского. Под предлогом, что её очень пленяет музыкальный талант Разумовского, она упросила графа Левенвольде уступить ей этого молодого человека.

Алексей стал сперва певчим и, когда начал терять голос, бандуристом при царевне Елизавете. Около этого же времени один из её приближенных, Шубин, по приказанию императрицы Анны был сослан в Сибирь. Его место при Елизавете стало вакантным. Подруга цесаревны, г-жа Измайлова, сделала, по её настоянию, предложения молодому Разумовскому, которые и были приняты. Он появился теперь в числе придворных слуг Елизаветы и вскоре стал известен как её открытый любовник. Цесаревна Елизавета повышала Разумовского как могла и вскоре сделала его главным интендантом всего своего двора. По смерти императрицы Анны Елизавета, получившая тогда уже более свободы, назначила его незадолго до своего восшествия на престол своим камер-юнкером.

Ещё до получения этого звания небольшой двор цесаревны чтил уже Разумовского как тайного супруга своей государыни. Всё это не было секретом для императрицы Анны; но она видела, что Разумовский пользуется своим счастием скромно и умеренно, и, так как она всё ещё надеялась при помощи какого-либо брака совсем удалить царевну, которая, как дочь Петра I, была для неё неудобна,— по этим-то соображениям она признавала необходимым щадить чувствительность Елизаветы и не мешала её любовным похождениям.

Как только Елизавета взошла на престол, она отбросила в своем обхождении с Разумовским всякое принуждение, даже всякое приличие. Она жила почти открыто с ним, как с мужем. Его комнаты были ближайшими к её апартаментам, и все служители были свидетелями, как императрица и Алексей каждое утро посещали друг друга в халатах.

Такое близкое обхождение сделало необходимым предоставить Разумовскому более высокое положение. В первые же дни своего царствования императрица возвела его в камергеры. В день коро¬нации этой государыни он сделан обер-егермейстером, русским графом и кавалером ордена Св. Андрея Первозванного. Наконец, он получил звание генерал-фельдмаршала. Богатства, полученные им мало-помалу, были неисчислимы.

Друзья графа Разумовского, которые всегда должны были за него думать, находили необходимым, для сохранения своих взаимных выгод, чтобы Елизавета и Алексей были бы церковью соединены брачными узами. Они предвидели, что Елизавета пресытится любовью Разумовского, и хотели по крайней мере их личные отношения связать так крепко брачными узами, чтобы сделать невозможным формальное разлучение и необходимо свя¬занную с ним потерю всех выгод. Разумовский должен в этих видах привлечь на свою сторону духовных лиц, всегда окружавших императрицу. Это не потребовало большого труда. Духовенство сделало из этого вопрос совести: оно представило императрице, что её связь с Разумовским, имевшая вполне вид брачной жизни, есть дело греховное и что единственным средством покрыть этот грех является брачный союз, освящённый церковью. Эти люди, так говорившие, знали, с кем имели дело. Слабая Елизавета, неспособная оценить своих собственных грехов, поддалась этим увещеваниям и тайно повенчалась с Алексеем.

В начале шестидесятых годов исполнилось то, что предвидели друзья тайного императора. Благодаря красоте молодого Шувалова Разумовский был лишён своих обязанностей как любовник, но не мог быть удален как супруг. Постоянно, до самой смерти императрицы, он пользовался прежними же отличиями и прежним же почётом.

По смерти Елизаветы он переехал в Аничков дворец, который для него и был выстроен. Так как он думал, что не может пола¬гаться на благоволение нового государя Петра III, хотя они были, вообще говоря, в хороших отношениях, то он, по русскому обычаю, подарил императору по случаю переезда его в Зимний дворец великолепную палку и миллион рублей. Несколько месяцев спустя последовало свержение этого государя с трона.

Разумовский прожил ещё несколько лет при следующем правлении, почитаемый и ценимый всеми, кто его знал. Он редко видел двор, не избегая его, однако, нарочно, и, напротив, был очень доволен, если придворные и вообще высшее общество собиралось у него. Сама императрица Екатерина II посещала его иногда.

Мы слышали, что Алексей Разумовский умер в семидесятых годах.

Лица, знавшие его, говорят, что он был красивый, честный и добродетельный человек, но ограниченная голова. Ему никогда не поручалось никаких дел, потому что Елизавета хотела щадить его и даже издала для этого приказ, чтобы никто не осмеливался подавать ему ни просьб, ни записок.

По смерти Елизаветы Разумовский не вступал уже во второй брак.

Утверждают, будто Елизавета имела восемь детей, к числу которых должны быть отнесены все братья и сёстры Закревские, но лица, которые могли это знать, уверяют, что один только тайный советник и президент медицинской коллегии Закревский был сын императрицы Елизаветы и графа Разумовского. Закревский имел, насколько нам известно, трёх дочерей, из которых одна вышла за генерала Павла Потёмкина. Две же оставались девушками ещё в девяностых годах, и обе не так хороши, как их старшая сестра. Закревский умер, кажется, в конце девяностых годов.

С возвышением графа Алексея Разумовского в Петербург приехали, вероятно, многие с этой же фамилией. Так, в Петербурге были две девицы Разумовские, из которых одна вышла за бригадира Деденёва, человека крайне странного и для общества невозможного характера. Нам неизвестно, в каком родстве была она с графом Алексеем Разумовским».

Издания Записок Г. фон Гельбига:

Гельбиг Г. фон. Русские избранники / Пер. с немецк. и примеч. В. А. Бильбасова.— Берлин: Издание Фридриха Готтгейнера, 1900.

Гельбиг Г. фон. Русские избранники.— Изд. 2-е.— М.: Военная книга, 1999.

Вы вошли как анонимный посетитель. Назваться
405
Предложения спонсоров «Капелланина»: Где купить пластиковые окна в Павлограде.
debug info error log